Вендинг
песни юности

На сайте : Встречи Горы Песни и стихи Память Природа Поиски

песни юности песни юности

песни юности
 

Песни и стихи

Сборник песен нашей молодости, страница 4

- здесь добавления в сборник, разные авторы

Дата последнего обновления страницы 19.03.2011г.

(извините, не все страницы меню пока готовы)

 

 


песни юности

В.Канер
А все кончается, кончается, кончается,
Едва качаются перронов фонари...
Глаза прощаются, надолго изучаются,
И так все ясно - слов не говори.

А голова моя полна бессонницы,
Полна тревоги голова моя;
И как расти не может дерево без солнца,
Так не могу я жить без вас, мои друзья.

Спасибо вам: не подвели, не дрогнули,
И каждый был открыт таким, как был;
Слова прощальные за сердце тронули -
Спасибо вам, прощайте, до Курил.

Мы разбредемся по любимым и по улицам,
Наденем фраки и закружимся в судьбе;
А если сердце заболит или простудится,
Искать причину будем мы в себе.

Мы будем гнуться, но, конечно, не согнемся мы,
Не заржавеют в ножнах скрытые клинки;
И мы когда-нибудь куда-нибудь вернемся,
И будем вместе с вами просто старики.

Аден (африканская)
Голова болит
От безумно диких пьянок.
Втянули нас в дурацкие дела.
Обещали нам по десятку египтянок
И полные вагоны барахла.
Наш десант разбит,
Сбито сорок самолетов,
И нет у наc пути уже назад.
Пусть же в Аден вновь
Набирают идиотов,
Которые там будут воевать.
Слышишь ты, Де Голль,
Твой солдат в пустыне стонет.
За каждым камнем ждёт его араб.
Видишь, там вдали пирамиды ..чёрных.
И нет у нас пути уже назад.

А мы ночуем в облаке
А мы ночуем в облаке,
Прижав друг к другу спины.
Жуем без пива воблу мы.
На это есть причины.
Как Прометеи у стены,
А в крючьях карабины.
В святые мы занесены,
Уже наполовину.

А утром розовый туман
Потянется над нами:
Стоит Стена как истукан
И шевелит бровями.
А здесь спины не разогнуть,
Окаменела шея.
Над головой такая жуть -
Прихожая Кащея.

Шлямбур дятлом по стене -
Для черта работенка.
Лезут гномы по Стене
На паутинках тонких.
Не век же лезть -
Вершина есть!
Присядем, свесив ноги.
Пройти такую крутоверть.
Дано не так уж многим.

Аргумент (песня диссидента)
Люди все как следует
Спят и обедают
Чередуют сон и покой.
Только я все общество ведаю,
Ведаю, а оно заведует мной.

Мне все говорят, что, мол, так-то и так-то мол.
А то, что не так - это ложь.
Мне все говорят, где, мол, факты мол факты мол.
Аргументы вынь да положь.

И хоть человек я совсем не воинственный,
Я им покажу, докажу.
Выну аргумент мой последний, единственный.
И на них на всех положу.

Выберу я ночку глухую, осеннюю.
Я уж все давно рассчитал.
Лягу я под шкаф, чтоб при первом трясении.
На меня упал "Капиталл".

Барбарисовый куст
Мне не забыть той долины,
Сложенный холм из камней,
Где ледоруб в середину
Воткнут руками друзей.

Припев. Ветер тихонько колышет,
Гнет барбарисовый куст,
Парень уснул и не слышит
Песни сердечную грусть

Тропка как ленточка вьется,
Горная речка шумит,
И, кто в долину вернется,
Памятник тот посетит.
Был он лихим запевалой,…

Слышны раскаты далеко,
Пушечных выстрелов гром.
Там, за хребтами, высоко
Други дерутся с врагом.

И на вечернем досуге
В скалах мерцает огонь,
Грустную песню о друге
Тихо играет гармонь.

Белала-Кая
Передо мной Белала-Кая
Стоит в туманной вышине,
А струйки мутные так медленно стекают
За воротник кап-кап и по спине.

Зачем оставил я штормовку,
Палатку Здарского не взял.
Попал я бедненький в холодную ночовку
И холод косточки мои сковал

Моим страданьям нет предела,
Терпеть уж больше мочи нет
А Ва, ва, ва, ва, ва,
Скулю я потихоньку.
Скорей бы наступал рассвет.

Теперь, укрывшись по палаткам,
Весь лагерь спит в сухих мешках,
Я ж на уступчике сижу довольно шатком,
Терплю холодный бивуак.

Бомбардиры, Юрий Кукин
(из цикла "Песни 1812г., там же Гренадеры, Кавалергарды, Лейбгусары)
Генерал-аншеф Раевский, сам сидит на взгорье.
Держит в каждой ручке первой степени "Егорья".
Говорит он, слушайте, что я вам скажу:
Кто главнее в русском войске, того награжу.
ПРИПЕВ:
Драгун побьет улана, гусар побьет драгуна,
Гусара гренадер штыком достанет.
А мы зарядим пушечки,
А мы направим трубочки,
А ну, ребята, пли.
Господь нас не оставит.
ПРИПЕВ
Генерал-аншеф Раевский, зовет командиров.
Что-то я не вижу наших славных бомбардиров.
Командиры отвечают, сами все дрожат:
Бомбардиры у трактире пьяные лежат.
ПРИПЕВ
Генерал-аншеф Раевский, сам сидит, скучает.
До своей особы никого не допущает.
Говорит он, слушайте, мать твою ядрит.
Под бомбардиров у трактире сено подстели.

Брич-Мулла, С.Никитин
Сладострастная отрава - золотая Брич-Мулла,
Где чинара притулилась под скалою,- под скалою...
Про тебя жужжит над уухом вечная пчела:
Брич-Мулла, Брич-Муллы, Брич-Мулле,
Брич-Муллу, Брич-Муллою.

Был и я мальчуган, и в те годы не раз
Про зеленый Чимган слушал мамин рассказ,
Как возил в Брич-Муллу детвору тарантас -
Тарантас назывался арбою.
И душа рисовала картины в тоске,
Будто еду в арбе на своем ишаке
А Чимганские горы царят вдалеке
И безумно прекрасны собою.

Но прошло мое детство, и юность прошла,
И я понял, не помню какого числа,
Что сгорят мои годы и вовсе дотла
Под пустые, как дым разговоры.
И тогда я решил распроститься с Москвой,
И вдвоем со своею еще не вдовой
В том краю провести свой досуг трудовой,
Где сверкают Чимганские горы.

Мы залезли в долги и купили арбу,
Запрягли ишака со звездою во лбу,
И вручили свою отпускнуню судьбу ишаку -
Знатоку Туркестана.
А на Крымском мосту вдруг заныло в груди,
Я с арбы разглядел сквозь туман и дожди,
Как Чимганские горы царят впереди,
И зовут, и сверкают чеканно.

С той поры я арбу обживаю свою,
И удвоил в пути небольшую семью,
Будапешт и Калуга, Париж и Гельгью
Любовались моею арбою.
На Камчатке ишак угодил в полынью,
Мои дети орут, а я песни пою,
И Чимган освещает дорогу мою,
И безумно прекрасен собою.

Вальс в ритме дождя, Н.Лисица
Солнца не будет, жди - не жди,
Третью неделю льют дожди.
Третью неделю наш маршрут
С ясной погодой врозь.
Словно из мелких-мелких сит
Третью неделю моросит.
Чтоб не погас у нас костер,
Веток подбрось.

В мокрых палатках спят друзья,
Только дежурным спать нельзя,
Сосны качаются в ночи
Словно орган звучит.
А у костра не сесть, не лечь,
Как не устанет дождик течь.
Слушай, давай станцуем вальс
В ритме дождя.

В небе не виден звездный свет,
В небе просвета даже нет.
А под ногами не паркет,
А, основном вода.
Но согревает нынче нас
Этот смешной вожатский вальс,
И вопреки всему горит
Наша звезда.

Завтра нам снова в дальний путь.
Ты эту песню не забудь,
А передай ее друзьям
Так, как запомнил сам.
Собраны наши рюкзаки,
Стянуты крепче ремешки,
Снова нас будет дождик сечь
Словно картечь.

В гареме нежился султан (старинная студенческая)

В гареме нежился султан, (эх султан)
Ему завидный жребий дан, (жребий дан)
Он может девушек любить, (всех любить)
Хотел бы я султаном быть.

Но он несчастный человек, (человек)
Вина не знает целый век (целый век)
Так запретил ему коран
Вот почему я не султан.

А в Риме папе сладко жить,
Вино как воду может пить,
И денег полная мошна,
Быть может папой стану я.

Но он несчастный человек,
Любви не знает целый век,
Так запретил ему закон,
Пускай же папой будет он.

А я различий не терплю,
Вино и девушек люблю,
И чтобы это совместить,
Простым студентом надо быть.

В одной руке держу бокал, (держу бокал)
Держу, да так, чтоб не упал, (не упал)
Другою обнял нежный стан,
Теперь я папа и султан.

Твой поцелуй, душа моя,
Султаном делает меня,
Когда же я вина напьюсь,
Я папой римским становлюсь.

ВОТ ТУРИСТЫ ИДУТ
Вот туристы идут,
Негде бедным укрыться,
Струйки пота бегут
По измученным лицам,
Их не радует сад,
Их не радует нива,

По полям, по лесам,
По полям, по лесам,
Сплошь заросшим крапивой

Вот туристы идут
Стороной незнакомой,
И не знают они,
Как добраться до дома,
Где домашний кисель,
Где без дыма какао,

Где сухая постель,
Где сухая постель,
Где заботится мама.

Вот туристы идут
Без пути, без дороги,
Песен уж не поют,
Еле тащатся ноги.
И такая вот жизнь
Сведена к афоризму

Лучший отдых туризм,
Лучший отдых туризм,
Отдых лучше туризма!

В пещере каменной
В пещере каменной нашли наперсток водки,
Комар зажаренный валялся на песке.
Ели. Пили. Мало.

В пещере каменной нашли чекушку водки,
Цыпленок жареный валялся на песке.
Ели. Пили. Мало.

В пещере каменной нашли поллитру водки,
И целый окорок валялся на песке.
Ели. Пили. Мало.

В пещере каменной нашли бочонок водки,
Барашек жареный валялся на песке.
Ели. Пили. Мало.

В пещере каменной нашли цистерну водки,
И слон зажаренный валялся на песке.
Ели. Пили. Мало.

В пещере каменной нашли источник водки,
И стадо мамонтов паслось невдалеке.
Ели. Пили. Норма.

ГОЛУБКА

А когда помрешь ты, милый мой дедочек,
А когда помрешь ты, сизый голубочек,
Во середу, бабка, во середу, любка,
Во середу, ты моя сизая голубка.

На кого оставишь, милый мой дедочек,
На кого покинешь, сизый голубочек,
На деверя, бабка, на деверя, любка,
На деверя, ты моя, сизая голубка.

Деверь будет драться, милый мой дедочек?
Деверь будет драться, сизый голубочек,
Боронися, бабка, боронися, любка,
Боронися, ты моя сизая голубка.

Чем же борониться, милый мой дедочек,
Чем же боронится, сизый голубочек,
Ледорубом бабка, ледорубом любка,
Ледорубом, ты моя, сизая голубка.

Ледоруб тяжелый, милый мой дедочек,
Ледоруб тяжелый, сизый голубочек,
Тренируйся, бабка, тренируй, любка,
Тренируйся, ты моя, сизая голубка.

Где ж тренироваться, милый мой дедочек,
Где ж тренироваться, сизый голубочек,
В альплагере, бабка, в турпоходе, любка,
В турпоходе, ты моя, сизая голубка.

Грозненская студенческая
Тихо засыпает родная страна, товарищ.
И над Грозным снова золотая луна
Снова над Союзом и над нашим вузом
Медленно слетает тишина
Пусть нам издалёка зачёты грозят
И орешек трудный для нас сопромат
Песней начал день, мы с тобой студенты
Значит мы с тобой друзья.
Деканат подпишет последний приказ, товарищ
Дали Забайкалья, Урал и …
В мае или в марте глянешь ты на карту
Вспомнишь ты друзей, а значит нас.
Но пока не кончен студенческий бал, товарищ
Ждёт ещё один нас серьёзный зачёт
Песней кончил день ты, так поют студенты,
Значит - это молодость поёт.

День, ночь мы идем по Африке
День-ночь, день-ночь мы идем по Африке.
День-ночь, день-ночь все по той же Африке.
И только пыль, пыль, пыль от шагающих сапог.
Отдыха нет на войне солдату.

Мой друг, я тебя здесь не в силах вспоминать.
Я здесь забыл, как зовут родную мать.
И только пыль, пыль, пыль от шагающих сапог.
Отдыха нет на войне солдату.

ЕЛОЧКА
В лесу родилась елочка.
В лесу она росла.
Зимой и летом стройная
Красавицей слыла.
Твердили повсюду, что елочка чудо.
Красива, только очень горда.
И молодой могучий кедр
Вздыхал о ней тогда.
Но раз в тайге завалами
Шел парень молодой.
На нем штормовка рваная,
На нем рюкзак большой.
Он к елке нагнулся,
Он ей улыбнулся,
Он елку королевой назвал.
И на прощанье лапу ей
Пушистую пожал.
С тех пор влюбилась елочка
В бродягу с рюкзаком.
И днем и ночью елочка
Все думала о нем.
Мечтала, вздыхала,
Повсюду искала,
Искала на тропинках следы.
Пока зима не скрыла их
В сугробах голубых.
Когда дремучую тайгу
Опять засыпал снег,
Пришел однажды к елочке
Какой-то человек.
Лицо побелело,
Совсем ослабел он,
С тоскою посмотрел на завал.
И возле самой елочки он замертво упал.
А елка ласкала, ласкал, ласкала,
Забыла про метель и пургу.
И человек под елочкой
Заснул в сухом снегу.

Если я заболею, 1940, Ярослав Смеляков
Если я заболею, к врачам обращаться не стану,
Обращаюсь я к друзьям, - не сочтите, что это в бреду,
Постелите мне степь, занавесьте мне окна туманом,
В изголовье поставьте упавшую с неба звезду.

Я шагал напролом, никогда я не слыл недотрогой.
Если ранят меня в справедливых тяжелых боях,
Забинтуйте мне голову русской лесною дорогой
И укройте меня одеялом в осенних цветах.

Порошков или капель, братишки, не надо,
Пусть в стакане граненом всегда мне сияют лучи.
Жаркий ветер пустынь, серебро водопада -
Вот чем стоит лечить, вот чем стоит лечить. .
От морей и от гор так и веет простором,
Как посмотришь, почувствуешь: вечно, ребята, живем.
Не больничным от вас ухожу я, друзья, коридором,
Ухожу я, товарищи, сказочным Млечным Путем.
От морей и от гор веет свежестью, веет веками,
Как увидишь - почувствуешь, вечно, ребята, живем.
Не облатками путь мой усеян, а облаками,
Не глухим коридором уйду я, а Млечным путем.

Желтый цыпленок
Когда зимний вечер,
Уснет тихим сном,
Сосульками ветер
Звенит за окном,
Луна потихоньку
Из снега встает
И желтым цыпленком
По небу плывет
А в окна струится
Сиреневый свет,
На землю ложится
Серебряный снег.
И словно снежинки
В ночной тишине
Хорошие сны
Приплывают ко мне.
А что вы хотите,
Хорошие сны?
Вы мне расскажите
О тропах лесных.
Где все словно в сказке,
Где сказка сама -
Красавица русская
Бродит Зима.
Но что это, холод
На землю упал,
И небо погасло,
Как зимний кристалл.
То желтый цыпленок,
Что в небе гулял,
Все белые звезды,
Как зерна склевал.

Жора, подержи мой ледоруб
Я с детства был испорченный ребенок,
На папу и на маму не похож.
Я горы полюбил еще с пеленок,
Эй, Жора, подержи мой макинтош!
Я с детства был испорченный ребенок,
С родителями был я просто груб.
Я горы обожал еще с пеленок,
А Жора подарил свой ледоруб.
Излазил я Кавказ и дикий Север,
Не зная ни калош, ни теплых шуб.
А если мне ребята не поверят.
Эй, Жора, дай тяжелый ледоруб!
Когда я из похода возвращался,
Ко мне тянулись сотни женских губ.
Я с каждой мимоходом целовался.
Эй, Жора, подержи мой ледоруб.
Я бился лбом об Шхельду и об Ушбу.
Хоть был я, братцы, в альпинизме туп.
Но лоб разбитый сослужил мне службу:
"Эй, Жора, дай полегче ледоруб!".
Однажды из глубокого ущелья
Туристы извлекли холодный труп,
К нему была пришпилена записка:
Эй, Жора, забери мой ледоруб!

Забудь про небо, альпинист
Забудь про небо, альпинист
Забудь про институт.
Идут лавины сверху вниз
И смерть с собой несут
Здесь смело человек вступал
С горами в смертный бой
И не один здесь кончил жизнь
С разбитой головой
Лови огонь открытым ртом
Врубайся смело в лёд
А не захочешь смерть искать
Так смерть тебя найдёт
Пусть крепок верный ледоруб
Пусть вбито три крюка
Прощальный крик сорвался с губ,
А пропасть глубока

Задумал я братишечки жениться

Задумал я братишечки жениться, боже мой,
Пошел жену себе искать
Нашел красотку молодую,
Годков под восемьдесят пять

Красотка эта лакомый кусочек, боже мой
Хоть велики ее года,
Из уха сыплется песочек
Из носа капает вода

И вот уже идут из загса гости, боже мой
Вино, закуска на столе
Гляжу, а у моей зазнобы
Одна нога на костыле.

Вам хорошо братишечки смеяться, боже мой.
У вас двуногая жена.
А у моей одна из мяса,
Другая - вовсе из бревна.

И вот пойдут семейные раздоры, боже мой.
Жена вас ножкою толкнет,
А уж моя, как дышлом двинет,
Так все печенки отобьет.

Пойду я братцы в лавку скобяную, боже мой.
Куплю железную пилу.
И как уснет моя красотка,
Ей деревяшку отпилю.

Ну что же я, братишечки, наделал,боже мой.
Что сам я сдуру натворил,
Я ей заместо деревянной
Мясную ногу отпилил.

КАЖДЫЙ ВЫБИРАЕТ ДЛЯ СЕБЯ, С. Никитин - Ю. Левитанский
Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку -
Каждый выбирает для себя.
Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.
Каждый выбирает по себе.
Щит и латы. Посох и заплаты.
Мера окончательной расплаты.
Каждый выбирает по себе.
Каждый выбирает для себя.
Выбираю тоже - как умею.
Ни к кому претензий не имею.
Каждый выбирает для себя.

Как турецкая сабля твой стан

Как турецкая сабля твой стан
Рот - рубин раскаленный.
Если б был я турецкий султан, вай, вай
Я бы взял тебя в жены.

В косы жемчуг тебе бы я вплел
Пусть завидуют люди.
Свое сердце тебе б я принес
На серебряном блюде.

Под чинарой на мягкой траве
Я б играл с тобой в прятки,
А потом на персидском ковре, апчхи!
Шчикотал твои пятки.

Ты стоишь и тихонько сопишь,
Пальцем трешь шчикатурку.
А сама от меня босиком, шлеп, шлеп.
Ночью бегаешь к турку.

Он проклятый турецкий шакал,
Он ханжа и невежда,
Третий день я точу свой кинжал: вжик, вжик,
На четвертый зарежу.

Изрублю его в мелкий шашлык,
Кабардинцу дам шпоры.
И, накинув на плечи башлык,
Я умчу тебя в горы.

Керосин
Я инструктора спросил -
Что такое "керосин"?
Почесал инструктор ухо
И сказал, ну, ладно, слухай.

Если в сердце нет покоя,
А в ногах избыток сил,
Состояние такое
Называют "керосин".

Если не пошёл на ужин,
Был в палатке обнаружен,
Был в палатке не один,
Это значит "керосин".

Если тянешь ты едва
Не один рюкзак, а два
И при том кряхтишь безмерно,
"Керосин" и тут, наверно.

"Керосин" одна отрада,
"Керосин" и там, и тут
Только жаль его в награду
Никому не выдают.

Припев после каждого куплета такой:

Дай на маленькую, дай на маленькую!
На большую не прошу, дай на маленькую

КРЕПИТЕСЬ ЛЮДИ, СКОРО ЛЕТО! О.МИТЯЕВ
Я уже заскучал по столице,
А прошло-то всего три недели,
По озябшим прохожим, по лицам,
По которым скучается мне.
Возвращаться пора, как из плена,
И гадать - с кем же первым напиться,
По разводам метрополитена,
По большой разноцветной руке.

Там сейчас после Нового Года
Тополя в заграничных гирляндах,
И расщедрилась мама-природа
Так, что снег бесконтрольно летит,
И крещенские злятся метели,
И такая стоит непогода,
Что гаишники окоченели,
И полгорода в пробках стоит.

И кто-то пишет рукой согретой
На замороженном троллейбусном стекле:
"Крепитесь, люди, скоро лето!"
И всем от этого становится теплей.

И когда через несколько суток,
Поборов и пространство, и время,
Мы проткнем шереметьевский сумрак
И опустимся в море огней,
Я по милой земле прошагаю,
Потеряв свой последний рассудок,
И конечно еще прочитаю
Эту надпись в сиреневой мгле,

Что так любезно была прогрета
На замороженном троллейбусном стекле:
"Крепитесь, люди, скоро лето!"
И мне в который раз покажется теплей.

И душа, словно льдина, отчалит
В дрейф по старым дворам и по кухням,
К тем, с которыми в самом начале
Мы не ждали, что тронется лед,
И на мелкие зайчики солнца
Разобьются все наши печали,
И с добрейшей улыбкой японца
Круглолицее лето придет.

Когда на сердце покоя нету, \
Когда оно промозглым днем чего-то ждет: |2 раза
"Крепитесь люди, скоро лето!" |
К нам наше лето обязательно придет!

Мезозойская культура, Александр Мень, студент биофака МГУ

Помнишь мезозойскую культуру,
Как вдвоем у очага с тобой.
Ты мою изодранную шкуру
Зашивала каменной иглой.
Я сидел, немытый и небритый,
Нечленораздельно бормотал,
В этот день топор из неолита
Я на хобот мамонта сменял
ПРИПЕВ (после каждого куплета):
Жрать захочешь - придешь
И в пещеру войдешь,
Хобот мамонта вместе сжуем.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры
До утра просидим, но сжуем.

В дымной сталактитовой пещере,
Где со стенок капала вода,
Анекдот времен архейской эры
Я тебе рассказывал тогда.
Ты иглой орудовала рьяно,
Не сводя с меня мохнатых век,
Ты была уже не обезьяна,
Но, увы, еще не человек.

Вспомни - наше первое свиданье
Шорох в чаще слышался лесной.
В темноте застенчивое ржанье - 
Это звери шли на водопой.
Бегемот на нас смотрел угрюмо,
Где ему понять нашу любовь.
Я в него копье метнул умело,
А потом мы вместе пили кровь.
Ты сказала: "Вся в твоей я власти,
От любви, как от огня, горю!"
И в порыве тихой, нежной страсти
Откусила напрочь мне ноздрю.

Помнишь питекантропа соседа,
И как ловко он тебя отбил
Тем, что ежедневно для обеда
Кости динозавра приносил.
Ты любила есть сырое мясо
И лакать бизонье молоко.
Ты меня ругала лоботрясом,
Если не принес я ничего.

Что потом случилось, я не знаю,
Только помню, словно в забытьи,
Как того соседа убивал я
Молотком базальтовым своим.
До сих пор я часто вспоминаю
Тихий вечер высоко в горах,
Как тебя сырую доедая,
Плакал я, от ревности горя.
И ночами снится мне не даром
Холодок базальтовой скалы,
Тронутые грязью и загаром,
Ноги волосатые твои.


Мне говорят, Б.Вахнюк
Мне говорят: "Какой резон в твоих палатках на снегу?"
Мне говорят: "Не тот сезон!" А я иначе не могу.
А я люблю гонять чаи с веселым привкусом дымка
И все глядеть в глаза твои, зеленоватые слегка.

Проснулся лес, костер погас, упал рассвет на тень твою
Я это видел столько раз, а вот теперь не узнаю.
Как посветлели небеса и как весна недалека
А все они, твои глаза, зеленоватые слегка.

Под этой елью на снегу с двумя палатками в лесу
Прощаться трудно, но зато домой я песню принесу
Про эти первые ручьи еще несмелые пока,
И про глаза, глаза твои, зеленоватые глаза.

Нам по свету немало хаживать
Нам по свету немало хаживать,
Жить у моря, в долинах, в лесах
Переправ без мостов налаживать,
С ледорубом бродить в горах.

И на стройках далекого юга,
И среди сталинградских степей,
в Заполярье средь дикой вьюги.
Мы повсюду найдем друзей.

На немало ночей тревожных
У лесного костра проводить,
Мы сумеем тайгой нехоженной,
Без дороги маршрут проложить.

И в карпатских зеленых чащах,
На Курилах у дальних морей,
В нашей битве за мир и за счастье.
Мы повсюду найдем друзей.

Пусть грозит нам в пути непогода,
Мы любые преграды возьмем,
И отступит, сдаваясь, природа
Перед дружбой, упорством, трудом.

Наше счастье растет все шире,
Не греметь над землею грозе.
На защиту труда и мира
Наша песня зовет людей.

Жгло нам кожу в горах солнце южное
Души север седой закалил,
Страх развеял и ночи вьюжные,
Ветер Азии петь научил.

Я по свету немало хаживал,
Жил в землянках, в палатках, в тайге
Похоронен был дважды заживо...
...
И врагу никогда не добиться,
Чтоб склонилась твоя голова,
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!

Отзовись, Пожлаков
Отзовись, отзовись хоть письмом, хоть звонком
Ведь с теплом городским
Ты почти не знаком
От костра до костра только ветры кругом
Белым снегом замело, запуржило, замело
И крута твоя тропа, как судьба
Этот снег, этот снег,
Что не тает никак
Этот снег -
Седина у тебя на висках
Белым снегом замело, запуржило, замело
Без тебя мне и весна не весна
Отзовись, отзовись хоть письмом
Хоть звонком
Где же ты мой родной
Человек с рюкзаком
Белым снегом замело, запуржило, занесло
Не дотянутся сюда провода.

Палаточный город
Живём в комарином краю
И лёгкой судьбы не хотим
Мы любим палатку свою
Родную сестру бригантин
Наш дальний таёжный маршрут
На карту потом нанесут
И снова вперёд
Как парусный флот
Палаточный город плывёт
У нас в рюкзаках города
И гребни бетонных плотин
И плещет речная вода
В брезентовый борт бригантин
В тайге мошкара мельтешит
И почта сюда не спешит
И снова вперёд
Как парусный флот
Палаточный город плывёт
Ты можешь приехать, рискни
В брезентовый наш не уют
Где редкие света огни
И ночью гитары поют
Горит по ночам керосин
На палубах всех бригантин
И снова вперёд
Как парусный флот
Палаточный город плывёт
Глухие края обживут
Палатки поставят в музей
И улицы здесь назовут
По имени наших друзей
Но всё это будет потом,
Когда мы отсюда уйдём

ПЕЧОРА

Там в океан течет Печора,
Там всюду ледяные горы,
Там стужа люта в декабре
Не хорошо зимой в тундре

С гитарой злой и невеселой
Седой бродяга бродит там,
Поет он с чувством баркароллу
Медведям глупым и моржам.

Ой-ла-ла-ла бежит олень
Ой ла-ла-ла лежит тюлень
Ой-ла-ла гибнет человек
Пришлите денег на побег.

В снегу там утопают избы,
Там целый день мороз седой,
И бродит там голодный призрак
С огромной рыжей бородой.

Там тьма заснеженных полей
Не мудрено там одичать,
Там даже нету тополей,
Под чем же девушек встречать?

Там нету клуба, нету сцены,
Там люди холодны, как стены.
Ой-ла-ла-ла, плохое дело,
Где будем ставить мы Отелло.

Пиратская
Пират, забудь про небеса.
Забудь про отчий дом.
Чернеют дырья в парусах,
Протыркнутых ножом, ха-ха.
Чернеют дырья в парусах,
Протыркнутых ножом.
Здесь двадцать восемь храбрецов
Сошлись на смертный бой.
И вот один уже лежит
С пробитой головой, ха-ха.
И вот один уже лежит
С пробитой головой.
Шесть рубят в трюме пол ножом,
Шесть ловят воздух ртом,
А шесть в крови ползут на ют
И девять за бортом, ха-ха.
А шесть в крови ползут на ют
И девять за бортом.
Пират, забудь про небеса.
Забудь про отчий дом.
Чернеют дырья в парусах -
Носками их заткнем.

Солдат всегда здоров
Солдат всегда здоров, солдат на все готов.
И пыль, как из ковров, мы выбиваем из дорог.
И не остановиться,
И не сменить ноги.
Сияют наши лица,
Сверкают сапоги.
ПРИПЕВ:
По выжженной равнине
За метром метр
Идут по Украине
Солдаты группы "Центр".
На первый-второй рассчитайсь:
Первый, второй.
Первый, шаг вперед и в рай.
Первый, второй.
А каждый второй тоже герой
В рай попадет вслед за тобой.
Первый, второй.
Первый, второй.
Первый, второй.
Ведь перед нами все цветет -
За нами все горит.
Не надо думать - с нами тот,
Кто все за нас решит.
Веселые, не хмурые
Вернемся по домам.
Невесты белокурые
Наградой будут нам.
Припев

Спасотряд (Визбор?)
Присел малютка вертолет, как будто для прыжка,
Устало опустились лопасти винта.
Кругом тайга, одна тайга, и не видать следа.
А может где-то притаилась беда.
Пр: Уныло высятся хребты, но мы отводим взгляд,
Ведь мы наследники беды, мы спасотряд.
И не встречает нас никто, и нам никто не рад -
Мы похоронное бюро, мы - спасотряд.
Идем мы по маршрутам тех парней,
И к сердцу подступает холодок.
Истек контрольный срок, и нет других вестей.
А может быть уже истек и жизни срок.
Искать среди камней - нелегкий труд.
И слишком мало шансов отыскать живых.
Притащат на носилках полусгнивший труп,
И шум винтов заглушит женский крик.
Взманешь усталою рукой. Прощай, пока.
Нас долго будут матери и жены ждать.
Брезеннтовый народ сидит на рюкзаках,
Скажите нам, куда за вами вылетать.


Туристы (на мотив "Солдаты")

Мы идем тропою каменистой
Позабыв Московские кварталы
Это ничего, что мы туристы,
Далеко ушли за перевалы

Мы привыкли побеждать усталость,
Мы в глаза опасности смотрели,
Это хорошо, что мы, товарищ,
За поход немного повзрослели.

Мы не знаем вялости и скуки.
Нам сюда не пишут, ну так что же?
Это ничего, что мы в разлуке,
Будут встречи нам еще дороже.

Снова будет ясная погода,
Будет пляж у ласкового моря.
И тогда походные невзгоды
С гордостью припомним мы с тобою

Снова будет небо голубое,
Снова будут в парках карусели
Это ничего, что мы с тобою
Так и пожениться не успели.

Мы прошли под солнцем раскаленным,
В дождь не разворачивая скатки
Это ничего, что тяжело нам,
Ничего, товарищ, все в порядке.

Мы от жизни радостей не ищем
И не просим отдыха на марше
Это ничего, что мы, дружище,
За поход немного стали старше.

ФАЙДУЛИ- ФАЙ

Что же мне делать, девушек нету
Файдули-файдули - фай
Эх полечу на другую планету /
Файдули - файдули - фай / 2 раза

Вставлю я перышко в пятую точку
Файдули- файдули - фай
Эх, проведу на Венере я ночку /
Файдули- файдули - фай / 2 раза

Водку возьму я в спутницы странствий
Файдули- файдули - фай
Эх, чтобы не скучно мне было в про-
странстве/
Файдули- файдули - фай / 2 раза

Лучше возьму я деву земную
Файдули - Файдули - фай
Эх, а не то пролетаю в пустую /
Файдули - файдули - фай / 2 раза

К черту пошлю я другую планету,
Файдули - файдули - фай
Если вина там и девушек нету /
Файдули - файдули - фай / 2 раза


Что же нам делать, женщинов нету
Фай-люли, фай-люли, фай
Эх, полетим на другую планету
Фай-люли, фай-люли, фай,
фай, фай, фай,
Эх, полетим на другую планету
Фай-люли, фай-люли, фай.


Кончена песня, ставлю я точку
Фай-люли, фай-люли, фай
А на Венере оставил я дочку,
Фай-люли, фай-люли, фай!

Хозяйка
Десять тысяч бед за нами следом
Бродят, словно верная охрана.
Плюньте, кто пойдет за борт последним,
В пенистую морду Океана.
Плюньте, кто пойдет за борт последним,
В пенистую морду Океана.
Наш корабль давно уже на рейде
Мачтами качает над волною.
Эй, налейте, дьяволы, налейте,
Или вы поссоритесь со мною.
Эй, налейте, дьяволы, налейте,
Или вы поссоритесь со мною.
Разнесется эхо, эхо, эхо.
Ну-ка, чайки, дурочки не плачте.
Это надрывается от смеха.
Море, обнимающее мачты.
Это надрывается от смеха.
Море, обнимающее мачты.
Эй, хозяйка, что же ты, хозяйка,
Выпей с нами - мы сегодня платим.
Что-то нынче вечером, хозяйка,
На тебе особенное платье.
Что-то нынче вечером, хозяйка,
На тебе особенное платье.
Не смотри ты так неосторожно,
Не буди в глазах моих усталость.
Это совершенно невозможно,
Даже до рассвета не останусь.
Это совершенно невозможно,
Даже до рассвета не останусь.
1й куплет..

ЧЕРЕЗ РЕКИ, ГОРЫ И ДОЛИНЫ
Через реки, горы и долины,
Сквозь туман, пургу и ледники
Шли мы на вершину,
Обходя лавины,
По моренам, скалам и снегам.

Припев: Эх, путь-дорожка ты крутая
Не страшна нам лавина любая,
Помирать нам рановато
Есть у нас в институте дела.

Путь для нас к вершинам, между прочим,
Был, друзья, не легок и не скор.
Шли мы дни и ночи, трудно было очень,
Но природе шли наперекор.

Припев:

Может быть отдельным горожанам
Эта песня малость невдомек,
Мы не позабудем, где мы жить ни будем
Тех друзей и пройденных дорог.

Припев.

Эх, путь-дорожка/ фронтовая,
Не страшна нам бомбежка любая
Помирать нам/ рановато
Есть у нас еще дома дела.

Шестнадцать столовых ножей
Прошло уж две недели,
Сказал миленок так:
"Неужто в самом деле
Рассчитываете на брак?"
Маруська тут решила,
Что стала жизнь хужей,
И в грудь себе вонзила - втыкнула -
Шестнадцать столовых ножей.

Мотор колеса крутит,
В разлет летит Москва.
Маруська в институте
Склифасовскова.

К Маруське подбегают
Шестнадцать в халатах врачей,
И кажный врач вынает
Ей ножик из белых грудей.

Один остался ножик,
Один остался врач,
И вдруг со стола раздался
Маруськин жалобный плач:

"Не лапайте руками, нахалы,
Довольна я вполне.
Шестнадцатый ножик на память
Пущай остается во мне".

Маруську в крематорий -
На тракторе везут.
В смущении и горе
Миленок тут как тут:

"Ах, что же я наделал,
Подлец я и хам.
Насыпьте, пожалуйста, в портфель
Мне пеплу четыреста грамм".

Ах, чья енто могилка
Травою поросла?
Маруська, Ванькина милка
Любовью своей изошла.

Я знаю - город будет,
Я знаю - саду цвесть,
Когда такие люди, как Ванька с Маруськой,
В деревне нашей есть.

В последний раз
В последний раз собрались вместе мы
В последний раз пришли,
Последний самый.
Нам никогда уже не встретиться:
Забудут мальчики подруг, а девочки сыграют замуж

Они сидят и улыбаются,
Так улыбаются, так непонятно.
Никто чужой не догадается,
Что улыбаться им сейчас не весело и не приятно.

Неважно, кто о ком наплачется,
Неважно, кто кого забудет вскоре.
На фотографиях не значатся
Цена не прощенных обид
И стоимость немых укоров.

В последний раз свет догорающий,
В последний раз бокалы взяты в руки.
В последний раз молчат товарищи.
Молчаньем надо дорожить -
Молчанье веселей разлуки.

Какао  (на мотив Таганки)
Когда идёт турист по полю снежному
Несет рюкзак тяжелый за спиной,
Мне запах чудится напитка нежного,
В котле кипящего предо мной.
Припев:
Какава! Да на сгущенном молоке.
Какава! Дрожит стакан в моей руке.
Какава! Мечты сбываются мои.
Зачем мне кофе и чаи,
Когда я пью какаву!
Пускай устал турист, пускай простужен он,
Но ноша кажется ему легка,
Когда скупой завхоз достанет к ужину
Коробку целую из рюкзака.
Припев.
Поход окончив свой, и снова в городе,
Свою стипендию я получу.
И "Золотой Ярлык" кастрюлю целую
Я в общежитии себе сварю.
Какао на натуральном молоке,
Какао, дрожит стакан в моей руке,
Какао, теперь я житель городской,
Но вспоминаю я с тоской,
Про то ведро с какао.

--Какава – варианты
Когда мы движемся вдоль поля снежного
С мешком и валенками за спиной,
Мне запах чудится напитка нежного
В котле кипящего предо мной.
Какава, напиток бога и людей!
Какава, - какавой поят лошадей!
Какава, и хоть я выпил молока,
Но всё ж грызёт меня тоска
О том ведре с какавой.
=Какава, эх на сгущённом молоке,
Какава, дрожит стакан в моей руке,
Какава, любовь туриста и мечта
И сразу жизнь уже не та,
Когда я пью какаву.
=Алёшка с Игорем какаву сделали.
А Вовка выставил ведро во двор (остывать!)
А лошадь местная какаву выжрала
И опрокинула ведро в сугроб.
=Евгений Семичев (стих о другом):
И одноразовый стакан
Дрожит в моей руке.
И пролетарии всех стран
Глядят на Кремль в тоске.
ПЕСНЯ ПО ВОЗВРАЩЕНИЮ В ИНСТИТУТ   (ОмскийСХИ) 1968 г.
Маршрут закончив свой,
Вернусь в Сибаку я.
И "Золотой ярлык”
Из бакалеи я
Кастрюлю полную себе сварю.
Какао, дрожит стакан в моей руке.
Какао, зачем мне кофе и чаи?…
Когда я пью какао.
Пусть охромел турист,
Пускай простужен он,
Но ноша кажется ему легка.
Когда скупой завхоз
Позволит к ужину
Достать коробочку из рюкзака.           
И соло:
Эти турпоходы я видал в гробу.
В эти турпоходы я больше не пойду.
В эти турпоходы ходит пусть ишак.
В эти турпоходы я больше ни на шаг.       
И соло:
Мама, я лезу,
Мама, я лезу,
Мама, я в горы лезу, мама.
Я лезу, лезу – ой-Ёй-Ёй
И не залезу – боже мой,
Ох, до чего же тяжела судьба моя…
-но это уже из другой песни:
Лезу я в гору, как дикая коза...

Мама, я лезу
Лезу я в горы, как дикая коза,
Лезут от натуги на лоб мои глаза,
Поднялися дыбом даже волоса!
Что туризм приятный отдых
Я бы не сказал.
Припев:
Мама, я лезу. Мама, я лезу,
Мама, я в горы лезу, в горы ма.
Я лезу, лезу – ой-Ёй-Ёй
И не долезу – боже мой,
Ох, и тяжелая судьба моя, мама.
Вот и поднялись облака кругом,
Тянет от вершины легким ветерком,
Здесь снега не тают, и вода, как лед,
А инструктор дело знает, все ведет вперед.
Припев.
Путь по долине вовсе не так прост,
Поднялись вершины в стоэтажный рост.
Лезу я с уступа снова на уступ
Поднимая выше - выше будущий свой труп!
Припев.
Горы пленяют многие сердца,
Жизнь без них не стоит и битого яйца,
Сыщешь едва ли что-нибудь взамен,
И поэтому сдаешься добровольно в плен.
Припев.

Перепетуя
(это русское имя - От лат. perpetua - "вечная, постоянная, неизменная"!)
Я стою у соседского сада
И гитару держу под полой,
Я спою вам сейчас серенаду:
Хочешь – слушай, а не хочешь – беги домой.

Припев:
- Так поцелуй меня, моя Перепетуя! – Чичас!
- Я тебя больше жизни люблю! –  иди ты…
- Для тебя днём и ночью рискуя! – Отстань!
- Я на Марс полечу, на луну!

Я кровать твою воблой обвешу,
Чтобы слаще был девичий сон.
Я тебе этой воблы достану,
Хочешь тонну, хошь целый вагон.
Припев
Чтобы крепче меня ты любила,
Называла: “Любименький мой.” –
Я достану тебе ящик мыла,
Хочешь мойся, а не хочешь – ходи такой!
Припев
Чудный сад разведу не помойке
Будет петь там тебе воробей.
И под самой раскидистой ветелкой
Объяснюся тебе в любви моей

    В основе спорта альпинизма
В основе спорта альпинизма
Всегда стоял вопрос еды.
Коль не накормишь альпиниста,
Он не туды и не сюды.
Припев:
Репшнур-веревочка, репшнур- веревочка,
Веревки в узлы вяжутся.
А альпинисточки по склонам шляются
И всякой дрянью мажутся.
В основе спорта альпинизма
Лежит художественный свист.
А коль свистеть ты не умеешь, -
Какой ты чёрту альпинист
Припев.
По травянистым склонам   быстро
Спускались мы с Семен – Баши.
И все мы были альпинисты –
Мокры от пота и жары.
Припев.
Спускаться было трудновато,
Хоть все мы были не слабы.
Но ноги стали, словно вата
И не туды и не сюды.
Припев.
Когда мы в лагерь возвратились –
Оркестр сыграл нам встречный туш.
Начальник лагеря поздравил,
Пообещал горячий душ.
Припев.
Когда мы в душе стали мыться,
То понял каждый   человек,
Совсем не теплая водица,
Течет из речки Алибек.

   Ночи платье белое… Б. Левин
Ночи платье белое облаками выткано,
Где-то там на западе серп луны повис,
На вершинах снежных гор серебро слитками.
Сонные, огромные звезды смотрят вниз
Горы спят спокойствием, собственным скованы,
Спят друзья усталые в пуховых мешках.
И будить для выхода надо их скоро мне,
Только сам заснуть сейчас я не могу никак.
Все почему-то чудится, что тоской выгнана,
Как и я под звездами, ты грустишь сейчас.
Жалуясь тихонечко, что так и не привыкла ты,
Не привыкла засыпать без моего плеча.

Синильга
Росу голубую - склевала синица
Над желтым болотом клубится рассвет,
Мы снова уходим и снова Синильга,
Березовой веточкой машет нам вслед.
Куда  же уходим, и что же нас гонит,
Куда же влечет нас иная судьба?
Мы встретимся снова в пустынном вагоне,
И ты улыбнешься: «Привет, старина».
А помнишь, как вместе с тобою мы жили?
Как слали проклятья бродячей судьбе?
Мы стали иными, мы стали чужими,
Изменим друг другу и сами себе.
Ребята, ребята, мы будем бессильны,
Вернуть удивительный этот рассвет.
Ведь только однажды, однажды Синильга
Березовой веточкой машет нам вслед.

Синильга это какая-то девушка, которая заманивает по преданиям охотников в глушь, и они не возвращаются.....
Сибирская красавица,
Синильга грез мужских,
Боюсь эмоций праздничных,
Не передаст мой стих!

В "Угрюм-реке" Вячеслава Шишкова есть такой персонаж, шаманка Синильга. О Синильге и шаманстве http://www.vottovaara.ru/members/publication/voiteli/voiteli9.html

На далекой Амазонке...
муз. В.Берковского и М.Синельникова, Слова Р.Киплинга, Перевод С.Маршака
На далекой Амазонке не бывал я никогда.        
Никогда туда не ходят иностранные суда.        
Только "Дон" и "Магдалина" - быстроходные суда,
Только "Дон" и "Магдалина" ходят по морю туда. 
Припев: Из Ливерпульской гавани, всегда по четвергам,  
Суда уходят в плаванье к далеким берегам.      
Плывут они в Бразилию, Бразилию, Бразилию.     
И я хочу в Бразилию - к далеким берегам.        
Только "Дон" и "Магдалина",                    
Только "Дон" и "Магдалина",                    
Только "Дон" и "Магдалина" ходят по морю туда. 
Никогда вы не найдете в наших северных лесах
Длиннохвостых ягуаров, броненосных черепах.
Но в солнечной Бразилии, Бразилии моей
Такое изобилие невиданных зверей.
Припев.
А в солнечной Бразилии, Бразилии моей  
Такое изобилие невиданных зверей!      
Увижу ли Бразилию, Бразилию, Бразилию, 
Увижу ли Бразилию до старости моей?  
Припев.

    Перевоз Дуня держала
Перевоз Дуня держала,
Держала, держала,
Перевозчика наняла,
Наняла, наняла.
Припев:
В роще калина,             
Темно, не видно
Соловушки не поют.
Пришел к Дуне батюшка,
Батюшка, батюшка:
«Перевези меня, Дунюшка,
Дунюшка, Дунюшка!»
Припев.
«А я тебя не ждала,
Не ждала, не ждала.
Перевозчика угнала,
Угнала, угнала».
Припев.
Пришел к Дуне милый друг,
Милый друг, милый друг:
«Перевези меня, Дуня, в луг,
В зелен луг, в зелен луг!»
Припев.
«А я тебя, мой дружок,
Все ждала, все ждала,
Перевозчика наняла,
Наняла, наняла».
Припев:
В роще калина,             
Все стало видно -
И соловушки поют.

 

 

 

песни юности

продолжение следует

песни юности

 

Спасибо за внимание.

 

песни юности